hillion (hillion) wrote,
hillion
hillion

Category:

Общественно-экономические формации глазами ревизиониста ;)

В прошлом озвучивал такие мысли в форумах КПРФ, но я в этой партии и её сторонниках основательно разочаровался. Вкратце: бОльшая половина из них (на 2004-2005 гг) - потерянные ностальгисты, ещё треть - уже оформленные неоаппаратчики-бюрократы при оппозиционной партии, остальные дробятся дальше на самые разные виды. Редкие талантливые и интересные люди теряются и последовательно изгоняются за "расколы" и "оппозицию", под видом "кротов", засланных "врагами". В общем, наболело, но тьфу на них.


Тема сегодняшнего сообщения - общественно-экономические формации ("общественные строи"). Будем изучать, руководствуясь марксистской методологией, ибо никто лучше ничего пока не дал.


Все, кто в советской школе ХОРОШО учился, просто обязаны помнить, что такое общественно-экономические формации (далее, чтобы много не набирать, - ОЭФ). Тов. Сталин, кажется, в "Кратком курсе" впервые озвучил, что из истории известны пять ОЭФ: первобытнообщинный (или родовой) строй; рабовладение; феодализм; капитализм; социализм. Тчк. Коммунизм из истории известен не был, скорее всего поэтому и не назван. Ну, товарищ Сталин у нас авторитет, но всё же теоретик он средненький, скорее популяризатор теории, хотя и действительно выдающийся организатор/руководитель. 


Что же является признаком определённой ОЭФ? Особый способ производства (производственные отношения). Зададимся, однако, вопросом, что детерминирует способ производства? Вот из марксизма известно, что политический строй детерминирован экономически, а производительные силы диктуют производственные отношения, а те, в свою очередь, отношения распределения. Это то, чему учили Маркс и Энгельс, и теоретически, это училось в СССР, на практике, правда, кто-то уже понял, что было не так. 


Итак, способ производства диктуют производительные силы. Что такое производительные силы? Это орудия труда, предмет труда и работники, вкратце. Работники у нас в целом всегда одни и те же, люди есть люди, с учётом различий в квалификации. Поэтому мы их можем тут принять за постоянную, по большому счёту изменения производственных отношений диктуются изменениями ОРУДИЙ ТРУДА и ПРЕДМЕТА ТРУДА (то есть, средств производства). Следовательно, средства производства детерминируют общественный строй, и каждая ОЭФ должна базироваться на своих особых средствах производства. 


Это не означает, что создание новых средств производства порождает новую ОЭФ автоматически. Прежде всего, они должны стать господствующими в экономическом обороте. Во-вторых, даже после этого должна произойти смена общественных отношений под новые средства производства. Может быть так, что средства производства (даже ГОСПОДСТВУЮЩИЕ) давно существуют, а надстройка - государство, привилегированные классы - всё ещё осталась от предшествующих производительных сил. Обычно такое противоречие разрешается политической революцией или реформами. 


Теперь попробуем это приложить к практическим примерам. 


При родовом строе хозяйство присваивающее. Эксплуатация человека затруднена сложностью получения достаточного для создания аппарата подавления прибавочного продукта. Этот этап опустим, тут многовековой (возможно даже, многотысячелетний) застой до появления производящего хозяйства. Производящее хозяйство и связанный с ним рост производительности труда порождает переход к классовому обществу через разложение первобытнообщинного строя. 


Здесь нас ожидает первый пинок сталинской теории. По Сталину, следующий за родовым строй - рабовладение. Что ж, возьмём рабовладение "по учебнику". Основным средством производства был раб, то есть человек. Он и работник, и орудие, при этом предмет труда мог быть любым - если это раб, он мог и ремеслом заниматься, и земледелием, и скотоводством. Но раб хорошо работать не хочет, ибо ничего этой работой не создаёт себе, только хозяину; своих граждан в рабов превращать почти невозможно по причине политической нестабильности такого общества, поэтому по-настоящему рабовладельческими были только завоевательные империи, где рабы постоянно набирались из пленных и колониальных народов. В остальных государствах рабы если были, то в меньшинстве. Современные историки не уверены, что где-то, кроме Рима и Афин, рабы были основной рабочей силой. 


Первый урок догматизированному советскому "марксизму-ленинизму", который долго и усердно втирал каждому ученику в школе и студенту в институте, что каждое государство должно пройти после родового строя рабовладение, и если Россия и Европа не прошли, то выдумывались 10 особых уникальных причин, почему это не произошло, вместо того, чтобы признать, что теория барахлит. 


Не было бы нескольких завоевательных империй в истории - и мы остались бы вообще почти без рабовладения как общественного строя. В большинстве стран мира вместо него возник т.н. азиатский способ производства. В некоторых - феодализм. Почему? 


Рискну предположить, выдвинув гипотезу: рабовладение, феодализм и азиатский способ производства - это один строй, просто с особенностями культурно-политического характера, обусловленными международным положением государства и традициями. 


При всех трёх этих формах одного строя основной предмет труда - земля. Средства производства - примитивные: ручные орудия труда, скот, рабы и т. п. 


Само рабовладение развилось в успешных (многовековых) завоевательных империях. Много пленных, много рабов, естественное отделение рабов от господ (чужих от своих), не требующее особых усилий, и наконец - естественная милитаризация свободных граждан в завоевательном государстве, облегчающая контроль за рабами и подавление их бунтов. 


Наследники рабовладельческой культуры создали феодальный строй. Вместо рабов - зависимые крестьяне, с них и шкуру драть можно, и повода для бунта меньше, чем у раба - полностью бесправного, не владеющего собственностью. Так удалось закабалить своих граждан, не прибегая к завоеваниям, закабалив их мягче, гуманнее. 


А остальные страны довольствовались азиатским способом производства: немного рабов (чаще уголовников, пленных или подчинённых народов), но в основном труд лично свободного крестьянина, облагаемого натуральными податями, на общинном либо личном куске земли. 


Кстати, второй пинок сталинскому формационному конструкту - потерянный азиатский способ производства. Конечно, западная наука его вообще толком не знала, но всё же за 60 лет до Сталина Маркс и Энгельс уже говорили, что этот вопрос заслуживает изучения. Увы, КНР возникла несколько позже, когда Сталин уже по возрасту был плохо способен к масштабным переосмыслениям взглядов. Так что познакомиться с опытом Азии ему, скорее всего, просто не довелось. Да и до того ли было... А вот простить за незнание азиатского способа производства следующие поколения "марксистов" в СССР уже нельзя. Был Китай, обменивайся опытом, изучай - не хочу. До конца 50-х годов отношения с КНР были хорошие (кстати, погубило их вовсе не разоблачение сталинизма, которое КНР поддержала с плохо скрытым удовольствием. Погубила глупость Хрущёва, который всерьёз испугался, что КНР станет вторым центром силы в соцлагере и начал против них кампанию). 


Чтобы далее как-то объединить перечисленные общества под общим названием, я оттолкнусь от их общей черты - земли как господствующего средства производства, - и назову их аграрным строем. Это и будет правильным названием второй, после первобытнообщинного строя, ОЭФ. 


Теперь я вынужден остановиться и сделать важную ремарку. Я выше написал, что основным средством производства в аграрном строе является земля. На самом деле, это не совсем так. Важно тут не название средства производства, а его суть: это присвоение практически готовых природных богатств, имеющих природное ограничение в количестве. Земля - это одна форма (с развитием технологий можно сильно повысить урожайность, но всё же не до бесконечности; "больше земли" практически всегда означает "больше богатства"). 


Другая форма - добыча полезных ископаемых. Даже самые современные добывающие машины не сделают из 100 тонн угля 200 тонн. Всё, что имеет предел истощения, лимит продукта на единицу времени и площади, и при этом увязано с территорией, является основой для первичного классового общества. Само обладание природными ресурсами, сводимыми в 1-ю очередь к территории, при этом становится ключевым фактором для развития экономики и мощи государства. 


Пометьте себе ещё и мысль, что концепт "присваивающее хозяйство - производящее хозяйство" должен вами пониматься как общее направление движения, а не триггер - в родовом строе, де, хозяйство было присваивающее, а потом вот сразу вдруг оно стало производящим и быстренько привело к аграрному строю. Это тоже упрощение, каких, увы, в теории просто перебор. Диалектику мы учили отвратительно, сказать по правде... А то бы знали, что развитие идёт постепенно, с качественными изменениями по мере накопления количественных. 


Следующий шаг в общественном развитии был вызван именно сменой средства производства. 
На смену прямому изъятию природных богатств пришло фабрично-заводское производство. Главное его отличие от земледелия или добычи природных ресурсов состоит в том, что оно практически не лимитировано факторами территории и места. Из сырья оно делает товар, и основное богатство и основной труд, создается и вкладывается соответственно на стадии именно переработки. Оно по-прежнему не может существовать без "добывающего" компонента, но теперь уже главным становится не он, а компонент переработки взятого у природы богатства. Отсюда парадокс: крестьянин может существовать без завода, завод не может существовать без крестьянина, но всё-таки в капиталистическом обществе именно завод "главный", он получает основную прибыль и осваивает основную долю общественно-полезного труда. То есть, это ещё менее присваивающее и ещё более производящее хозяйство, в результирующих потребляемых благах доля природных богатств меньше, доля труда - больше. 


Именно переход к этому средству производства породил капитализм. Вместо земли-территории основой благосостояния стал капитал, который гораздо легче трансформировался из натуральной в денежную форму и обратно. Землю из основополагающего богатства, главной ценности он превратил в один из видов капитала. 


Трансформация капитала ликвидирует заинтересованность в прикреплении работника к предприятию, если только капитал не монополизирован раз и навсегда определёнными людьми. Действительно, такое уродливое явление как российские "посессионные крестьяне" - крепостные при фабриках - могло существовать только в феодальной стране, где первые фабрики принадлежали лично государю или государству. Заводы и фабрики, созданные частными предпринимателями, уже не интересовались подневольным трудом, перейдя на найм. 


Личная (неимущественная) зависимость работника от хозяина утратила прежний смысл. Поэтому даже бывшие феодальные государства теперь освобождаются от этой практики. Закрылся завод, его работники найдут себе место на другом заводе, открылся новый завод с более выгодными условиями труда - работники переходят туда, сменился хозяин завода - они продолжают работать. "Текучесть" рабочей силы адекватна текучести и трансформируемости капитала. 


Итак, переход на следующую ступень развития средств производства в направлении всё более глубокой переработки природного богатства приводит к переходу от аграрного строя к капиталистическому (индустриальному). Оба признака - индустриальное производство и капитал, являются ключевыми, хотя я считаю, что термин "индустриальный" более точно отражает сущность капитализма. 


Ещё ремарка. Современная буржуазная наука делит общество на три стадии - доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную. По мнению представителей этой школы, последняя есть либо общество, в котором роль индустрии снижается в связи с развитием сферы услуг, либо общество, где производство материального товара сменяется производством информации (теория "информационного общества"). Мы же с вами смотрим глубже и видим, что они намеренно опускают грань между первобытнообщинным строем и аграрным строем, чтобы затушевать их главное различие в распределительных отношениях - появление эксплуатируемых и эксплуататоров. Действительно, такие знания эксплуатируемым совмем ни к чему, да и большинству эксплуататоров они лишь будут портить аппетит и сон, если имеется некоторая совесть. ;) 


Итак, мы выделили чётко три стадии развития, что же у нас там с четвёртой, она же, по Сталину, пятая: социализм. 
А с ней у нас всё очень скверно. По Сталину у нас социализм - это общество с иными производственными и распределительными отношениями. Тут у нас всё общество овладело средствами производства и распределяет продукт труда по справедливости, то есть, по труду и иногда по потребности (социальные выплаты имеются в виду). Собственно, сам социализм определяется принципом "от каждого по способности, каждому по труду". То есть, вкалывай сколько можешь, получай столько, сколько навкалывал. 


Но это в теории, а на практике попробуйте ответить на вопрос: государственная собственность = общественная? Государство как собственник выражает ли волю общества в целом? Наконец, было ли распределение при социализме "по труду" или всё-таки "как нам кажется лучше", где "мы" - это определённая часть государственного аппарата. 


Вспомним слова Энгельса: "Государство есть частная собственность бюрократа". Мы эти слова в СССР если и учили, то только применительно ко всем другим государствам. Наше-де, было собственностью народа. Как писал бессмертный Грибоедов, "свежо предание, да верится с трудом". 


Увы, несмотря на ленинские увёртки с "полугосударством", советское государство точно так же закономерно стало собственностью советской бюрократии. Утратив (с первыми поколениями госаппарата) сугубо идеологическое, советско-культурное стремление облагодетельствовать народ, оно утратило контроль со стороны этого народа и перестало его представлять. Причем не следует думать, что этого можно было легко избежать и т. п. - отнюдь, один из законов общества состоит в том, что любой субъект общественного процесса стремится к независимости и самостоятельности (это касается и коллективных субъектов вроде организаций, государства и т. п.), и поскольку контроль со стороны народа не был основой существования советского государства (не как страны, а как политической организации общества), оно от него избавилось при первой же возможности. 


Далее последовал экономический кризис государственно-монополистического капитализма, негибкого и неповоротливого, подавляющего инициативу и тормозящего новации. Закономерное недовольство населения привело к реформам и поиску новых путей развития, однако реальную ситуацию в стране едва ли кто-то толком представлял. В итоге государство благополучно приватизировалось в собственность части бюрократов побойчее, кто взял себе, а кто урвал кусочек в виде отката-взятки от капиталистов. Честная (значительно бОльшая, к слову) часть госаппарата мягко и ритмично хлопала ушами и глазами в процессе, но была "не в теме" и вообще малоадекватна. Ибо прошитые в их мозг догматы марксизма-ленинизма "сталин&суслов&горбачёв эдишн" к 1985 году в практической жизни были применимы ненамного лучше, чем шаманские камлания в синоптике. А думать самостоятельно по политическим вопросам их отучали несколько десятилетий. 


Я выше написал, что наше государство не было особенным в плане его принадлежности бюрократии. Но всё же надо понимать, что отличия от государств классического капитализма, конечно же, были. А именно - политический режим нашего государства был идеократией. 


В истории известны несколько случаев идеократии. Чаще всего это теократия, государства, подчинённые в большей или меньшей степени религиозным законам. В СССР государство подчинялось идеологии марксизма-ленинизма. Всякое решение принималось при условии, что оно не противоречило М-Л, а ещё лучше - соответствовало ему. Ревизия самого М-Л была крайне затруднена, частенько даже она маскировалась под возврат к основам, что характерно и для религий. Впрочем, послесталинский М-Л и был разновидностью религии, ибо в сталинский период за попытки самостоятельного развития марксизма вне основной "церкви" сажали. Или хуже. А развитие в рамках "церкви" ограничивалось поверхностным приведением в соответствие новым явлениям (часто ложным), большее позволялось только Самому Главному Коммунисту. 


Смысл идеократии в случае СССР и других стран "социализма" заключался в том, что при сохранении (неизбежном, поскольку средства производства оставались индустриальными, то есть капиталистическими) производственных отношений буржуазными (то есть: наёмный труд работника на чужом предприятии по чужому плану за установленную хозяином - государством в нашем случае - плату) идеологическим способом изменялись отношения распределения: государство как единый капиталист распределяло продукт труда "по справедливости". 


Точно так же какой-нибудь фабрикант Иванов мог бы распределять прибыль между рабочими своего предприятия, оставив себе на жизнь и выделяя нужное для развития производства, но кто бы назвал это социализмом в рамках одного отдельного предприятия! Разница только в том, что при капитализме фабрикантов много, а советское государство одно. Этакий единственный капиталист, обуянный альтруизмом. Только для воображаемого Иванова альтруизм - прихоть, в СССР же, понимая ситуацию, попытались создать систему, которая бы гарантировала, что политика государства, как капиталиста, по отношению к рабочим не изменится. Такой системой стало верховенство партии как носителя идеологии, в стране. Вместо того, чтобы развивать советы как органы народного влияния на государство, была развита "М-Л церковь" КПСС, которая имела не демократическую, а характерно церковную систему формирования (верхи важнее низов и по сути контролируют сами себя). 


Я не хочу идеализировать советы, уверен, что в любом варианте социализм был невозможен при нынешнем развитии производительных сил, но всё же, если бы мы действительно хотели довести эксперимент до конца и получить однозначный ответ о возможности или невозможности, то вместо укрепления власти хранителей идеологии - религиозного ордена КПСС, следовало укреплять именно органы народовластия - советы. 


Ключевой проблемой стало то, что средства производства, на которых строили социализм, были теми же самыми, на которых возник индустриальный строй. Сами Маркс и Энгельс находились в том же заблуждении, полагая, что социализм - это простое обобществление всех средств производства. Однако зададимся вопросом: что мешало обобществить землю, что должно помочь обобществить заводы? Ответа не будет. Тенденция монополизации, существовавшая в эпоху Маркса, никуда вроде бы не делась и сегодня, но всё так же не приводит к тотальной монополии. Капитализм неплохо себя чувствует при существующих распределительных отношениях, попытка идеологически навязать ему другие просто провалилась. Очевидно, что немарксистским, как это ни странно звучит, подходом будет полагать, что можно на тех же самых средствах производства построить два разных наиболее подходящих для них общественных строя. Если индустрия стала базой для капитализма, то следующий строй начнёт назревать тогда, когда на смену индустрии придёт новое, другое основное средство производства. И когда оно станет господствующим, постепенно сформируются и новые общественные отношения, ему соответствующие. 


Во времена Маркса такое средство производства уже было, но практически не принималось во внимание (так ремёсла - зачаток буржуазного строя - в зачаточном виде существовали ещё в первобытном обществе, но, не играя большой роли в общественном производстве, не могли сформировать буржуазное общество). 
Сегодня, однако, мы можем сказать, что существует новый предмет труда и новое средство производства, которое явственно выделилось и набирает вес в экономике. Это - информация, которая производится, перерабатывается и накапливается с помощью интеллекта и электронно-вычислительных машин. Во времена Маркса производство информации существовало в форме науки, искусства, технологий и т. п., но доля труда в этих областях была ничтожной на фоне доли промышленного и крестьянского труда. Сегодня мы видим, что есть некоторые страны, где значительный % труда применяется именно в области производства информации, и это вполне можно уже рассматривать как тенденцию. 


В чём отличие производства информации от индустриального производства? Здесь мы видим пример чистейшего производящего хозяйства - производство информации ещё менее нуждается в сырье, его продукт не содержит ни грана материи, лишь в процессе производства используются материальные вещи. Производить информацию можно где угодно и для её транспортировки не требуется ни время, ни место. Главное же - копирование информации совершенно не требует затрат ресурсов... Это - ключевой момент. 


Ремарка № 1. Здесь следует отдельная большая тема легального и нелегального копирования информации. Не хочу лезть в это тут, но считаю, что безусловно нельзя подходить к информации с меркой материального товара. Два принципиальных отличия информации от продукции индустрии - практически нулевая (и всё время стремящаяся к нулю) стоимость её копирования, второе отличие - любая информация, которая была получена одним, может быть получена и другим, независимо от первого, при этом заранее невозможно сказать, когда такое могло бы произойти. Вкратце, вознаграждение должно быть за создание информации, а не копирование/распространение её, так как труд вкладывается в первое, а не во второе. Но как конкретно это сделать - вопрос, однако, капитальный. ;) 


Ремарка № 2. Не спрашивайте меня, я совершенно не берусь предполагать, возможен ли ещё один, следующий этап развития средств производства, пока я даже не могу его себе представить. :) Наверное, и самый образованный русский князь времён Киевской Руси не смог бы представить себе путиловскую фабрику или же конструкторское бюро Сухого. 


Какой именно общественный строй будет создан на базе нового господствующего средства производства? Плохой из меня авгур, не знаю. Поживём - увидим. Думается, он будет немного ближе к справедливости, потребует от человека большего развития его интеллекта для работы с информацией. Но в то, что он будет бесклассовым и лишённым эксплуатации, лично я не слишком верю. Эта мечта ещё долго будет двигать миром в борьбе с жизненными трудностями.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments