hillion

Categories:

Немного о кровавом коммунизме

Ни для кого не секрет, что в России или США, да и в большинстве стран Европы «коммунизм» — слово скорее ругательное. «Коммунизм» — это сотни миллионов жертв репрессий, это тоталитаризм, крайняя степень диктатуры, кровавый режим, угнетение несогласных, подавление свободы искусства и творчества, инициативы и предприимчивости. Это милитаризм и угроза миру и демократии. И даже — он противоречит природе человека!

Одна маленькая деталь, которой не хватает. Всё сказанное — самая обычная пропагандистская ложь.

Во-первых, коммунизма (если не считать доклассового «коммунизма» эпохи присваивающего хозяйства) нигде не существовало ещё. Самое большее — был социализм, причём весьма ранней и — в том числе поэтому — не всегда удачной модели. Попробуйте посравнивать прототипы и готовые изделия — вы удивитесь, насколько разница может оказаться огромной.

Во-вторых, никаких «десятков миллионов жертв коммунизма» не существует в природе. Это обычная буржуазная пропаганда времён грандиозной войны за умы между коммунистами и их врагами — сначала коминтерновской эпохи, потом эпохи «холодной войны». Коммунисты рассказывали всем, как хорош коммунизм и как плох капитализм. Их враги рассказывали ровно противоположное. Врали, кстати, обе стороны напропалую, но всё же до таких масштабов лжи, как Запад, СССР не доходил.

Поскольку именно огромное число жертв рассматривают как чуть ли не имманентное, сущностное свойство всякого коммунизма, именно на этом я хочу подробно остановиться.

Для начала определимся, где и как считать жертвы.

Где? полагаю, что вполне репрезентативно выглядит СССР. Историю КНР я просто плохо знаю, но там было примерно то же самое, с местной спецификой и более короткое время. Если отбросить пропагандистские книжонки местных гулаговских сидельцев, привычно в десятки раз завышающих число жертв и рассказывающих сказки о чудовищных массовых пытках, развешанных на ветках зародышах, вынутых из беременных лагерниц маоистскими палачами, и все такие страсти. Удивительным образом именно им, жертвам режима, в этом лагере удалось уцелеть и переместиться куда-то на радио Свобода рассказывать о страшных делах маоистов за хорошую зарплату. Примерно в духе Солженицына, Резуна и прочей мразоты на окладе ЦРУ.

Только откровенный лжец может назвать коммунистом какого-нибудь маньяка наподобие Пол Пота (да и Ким Чен Ына, например, тоже). Я себя тоже могу назвать балериной, от этого я не стану балериной, а Пол Пот — коммунистом.

Более-менее реальными коммунистами можно назвать власти СССР и его союзников послевоенной эпохи, и КНР как относительно самостоятельную линию развития. Если брать именно «жертвы режима» (уничтоженных властью или с попустительства власти по политическим мотивам или в связи с политическими целями) в СССР/КНР, то это будет где-то 2-3 миллиона человек в СССР за весь период после Гражданской войны, и в КНР также в пределах нескольких миллионов. Жертвы в т.н. «странах народной демократии» даже на фоне СССР будут ничтожные, можно их просто не учитывать.

Данные цифры подтверждены выводами историков. Знаменитое исследование историка Земскова (кстати, отнюдь не «камуняки», и само исследование он проводил по заказу «Мемориала») показало, что за весь период сталинских репрессий было казнено по тем или иным приговорам и решениям менее миллиона человек. Дальнейшие исследования показали, что если даже приплюсовать сюда жертвы бессудных расправ и злоупотреблений, при всём желании не натянешь больше, чем на 2-3 миллиона. Если не начинать считать жертвами всех, кто умер от голода и болезней (в США же от голода нет, не умирали в те же 1929-1933 годы, нет, это всё брехня и красная пропаганда. Это мы о самой богатой и процветающей стране мира, кстати, говорим. В других мёрли ещё круче).

Много? конечно же, очень много! Только те, кто кричит о самом кровавом режиме и упыре Сталине, скромно забывают, что за этими 2-3 миллионами жертв стоит не менее половины тех, кто действительно вступал в заговоры, боролся с оружием в руках против власти, занимался саботажем и диверсиями, шпионил в пользу иностранных государств. Вы думаете, кулаки при раскулачивании не брали обрезы в руки? Не убивали активистов колхозного движения? Да собственного внука Павлика дедушка прирезал! Это лишь один пример, который раскрутила советская пропаганда, потому что собственный внук, — а сколько таких же «не внуков» было убито по всей стране? Их что, этих «дедушек» — в попку целовать надо было?

Ах, не надо было раскулачивать? Ну извините. Война была на пороге. Ещё в 1926 году народный комиссар обороны Фрунзе сделал доклад, согласно которому армия полностью небоеспособна и серьёзного конфликта, а тем более войны с западными державами выдержать не сможет. Нужна была военная техника — танки, самолёты, орудия, пулемёты, корабли, и не утиль времён Первой Мировой, а современные. В 1927 году произошла знаменитая «военная тревога» — СССР оказался на грани войны с Великобританией (а также с рядом шакалов поменьше). Именно с ней многие историки, да и некоторые враги советской власти (Л. Троцкий, скажем) связывают авральный переход Союза ССР от НЭПа к коллективизации и индустриализации в конце 20-х годов.

 Без раскулачивания не было бы коллективизации, а без коллективизации нечем было кормить рабочих на стройках индустриализации. НЕЧЕГО было городу предложить на обмен деревне в 1928-1930 году. Просто НЕЧЕГО. Если что, в 1926 году в партии была такая «новая левая оппозиция», требовавшая свернуть НЭП, потому что «рабочие голодают хуже, чем при царе, а крестьяне жиреют, и кулаки растут»! Тогда эту оппозицию (кстати, в их число входила Н. Крупская) не поддержало руководство партии. Но 1927-28 год радикально изменили ситуацию.

Кулаки и в целом крестьяне продавать хлеб по государственным ценам в 1928 году отказались. На другие цены у государства просто не было товара на обмен. Поэтому хлеб надо было любой ценой изъять и передать рабочим, которые копают котлованы под заводы, ставят стены и таскают станки. А потом становятся за эти станки — чтобы делать трактора. Объяснить тому же кулаку образца 1928 года (широко известная ситуация с отказом кулаков продавать зерно государству произошла именно тогда), что ты сегодня, дорогой, всё отдай добровольно, а через 10 лет сам же заживёшь гораздо лучше — невозможно. Отдавать добровольно кулак отказался — его можно понять, но жизнь это не детские сказки, выбор был простой: живи спокойно в колхозе или отправляйся на переселение, а то и на тот свет для особо буйных.

Кстати, о буйных. Для особо тупых, в стране были миллионы неучтённых стволов после Гражданской войны. Попрятаны, да, но достать было их несложно. Да и всякие там РОВС из-за рубежа всегда были готовы помочь чем, если что. Так что почитайте что ли о размахе кулацкого террора в СССР в этот период. Самый разгул был, конечно, уже в ходе раскулачивания и коллективизации, но не сказать, что до того не было.

Поиском по «кулацкий террор против советской власти» можно найти всё интересующее. Вот, например:

Не буду углубляться в лекцию о сельском хозяйстве в России — это заслуживает отдельной статьи. Скажу просто — ни до революции, ни после крестьяне, ни средние, ни богатые, не производили заметное количество товарного зерна. Им просто это было неинтересно. Как только они сами насыщались, они в массе своей переставали увеличивать посадки и сбор урожая (многосотлетняя традиция русского крестьянства, привыкшего, что все излишки всё равно отбирают). Исключений были единицы, но эти единицы в основном предпочитали обогащаться и грабить собственных же односельчан, закабалять ростовщичеством, нанимать в батраки и т.н. «подкулачники» (боевые отряды для расправы с недовольными). Отсюда и «есть пошла» коллективизация — никакого другого пути для ликвидации нарождающегося сельского капитала, да ещё самого бандитского толка, у советской власти не было. И зерно взять было больше негде.

Не было бы зерна — не было бы фабрик — тех самых, которые 12 — 15 лет спустя производили 10 тысяч танков в год. Не было бы этих танков, была бы Россия захвачена ровно по плану «Барбаросса», коли не ещё быстрее. Ибо без оружия даже очень храбрый и умелый воин ляжет в первом же бою.

Так что по вопросу о том, проводить или не проводить раскулачивание и насильственную коллективизацию, выбора не было вовсе. Либо так, либо через 10 лет страна легла бы под фюрера. И «пили бы сейчас баварское», но уже не русские, а немцы-колонисты на землях южной Руси.

Кстати, хороший ролик о планах фюрера по уничтожению Москвы и Ленинграда вместе со всем населением. Планировалось заблокировать и дать умереть всем, а после уничтожить, и место перепахать. 

В ходе переселения кулаков, вероятно, от недоедания и болезней погибло несколько сотен тысяч (чаще дети), а десятки тысяч активных борцов с властью были расстреляны или просто убиты. Но насколько это может быть поставлено в вину «коммунизму»?

Похожая ситуация была с голодом 1933 года. Формально миллионы человек от голода погибли. Да, если бы государство ГРАМОТНО распределяло зерно и прочие продукты, этого, скорее всего, не должно было бы произойти. Было бы недоедание, голодный год, немного жертв недорода и только. Но так уж получилось, что в эпоху индустриализации местные власти всех хлеборобных районов (Казахстан, Украина, Кубань) спешили отчитаться об успешных хлебозаготовках, и конечно же, до последнего скрывать, что крестьяне, у которых отобрали последнее, мрут как мухи. Отсюда и знаменитые оцепления вымирающих деревень. Преступно? наверное, да. Но какое это имеет отношение к коммунизму? Это вполне себе уголовные преступления, которые явно не относились к политике советской власти в целом, и более того, шли ей наперекор. Кто-то в здравом уме может представить, что в СССР, где с самого начала индустриализации и до последних дней Союза не хватало рабочей силы, кому-то вдруг понадобилось заморить голодом несколько миллионов человек? Ну только упоротые в вышиванках могут в такое верить...

Центральная власть, возможно, об этих делишках так и не узнала, по крайней мере, до тех самых пор, пока в 1937-38 годах не были арестованы, а затем и расстреляны почти все руководители Советской Украины 1933 года (по Кубани и Казахстану не вполне в курсе). Да и то не факт, что они в этом на допросах признались.

Страшные рассказы лагерников про массовые казни, убийства и пытки в советских лагерях имеют ровно ту же природу, что рыбацкие и охотничьи рассказы о фантастическом улове «вот такой вот рыбины», охотничьих успехах и т.п. Общеизвестно, что из 100 отсидевших 90 будут рассказывать, что сидели ни за что, травить «лагерные байки» о страшных обычаях «зоны» и т. п. С реальностью это никогда ничего общего не имело и иметь не будет — но ангажированная публика с 1988 по 2021 продолжает эти бредни публиковать, не забывая добавить жертв ещё и от себя. В реальности ГУЛАГ как и всякая государственная система, имел свою отчётность, где вполне себе равнодушно фиксировались жертвы. Свой процент злоупотреблений и садизма, конечно же, имел место, но ровно так же, как число жертв было завышено Солженицыным в 30 раз и более, а число сидельцев — в 10 раз, так и число случаев садизма и злоупотреблений завышено минимум на порядок.

Ещё один интересный момент. Советской власти ставят в вину любые жертвы, насчитывая десятки миллионов. Но когда миллионы умирают в Европе или США просто от голода (в послевоенной Японии, кстати, умирали и взрослые, и дети от голода, массово. Женщины торговали собой за колготки и еду. Сегодня об этом почти забыли. Неудобная история) — это они сами, капитализм тут ни при чём.

В период Великой Депрессии в США не только от голода умирали (хотя детская смертность, именно от голода в первую очередь, резко выросла в те годы). Добровольные помощники полиции массово убивали активистов из числа безработных и бастующих рабочих. Да и просто всех коммунистов и социалистов без разбора. Эти жертвы практически нигде не учитываются. Это в самой богатой стране мира, в то же время в Германии всё было гораздо хуже.

Ещё интересный момент. Давно известно, что с начала XX века капитализм стал транснациональным (т.н. «империализм»). Раздел мира был завершён, начался его передел, вылившийся в две мировые войны (не за горами и ещё одна). Но при этом в статистику жертв капитализма даже самые объективные его сторонники не включают жертвы в колониях. У них метрополия сама по себе, а миллионы трупов индусов, конголезцев, прочих «обезьян» — сами по себе. Они там сами дохнут, просто так, ну при небольшом участии тяжёлых орудий и пулемётов колониальных войск, да ещё немножко на рудниках и плантациях. Негры, они вообще для этого и предназначены — умирать во благо европейских, а также американских джентльменов.

У СССР колоний, как известно, не было. Более того, в истории он останется, наверное, единственной «метрополией», которая своим союзникам давала гораздо больше, чем от них получала. Метрополией, где «господствующая нация» РСФСР жила хуже, чем все остальные народы союзных республик, хотя на душу населения производила больше всех (и это даже по лживым ценам, где кило политой потом картошки стоило 10 копеек, а кило мандаринов, которые только с веток собрать — 1 р. 20 к.).

Поэтому если уж считать жертвы экономической политики режимов, включите, пожалуйста, на начало 20 века Конго в Бельгию, а Индию в Британскую Империю. И тогда десятки миллионов умерших и убитых негров и индусов придут мёртвыми глазами посмотреть в наглые жирные лица борцов с коммунистической чумой.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.